• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: творения собственного пера (список заголовков)
18:53 

Первращение Рея

Vae Victus!
Еще одно доказательство того, что химеры к вампирам отношения не имеют)

читать дальше

@темы: творения собственного пера, Хроники Белой Химеры

12:11 

День рождения

Vae Victus!
Ну вот вам очередная вкусняшка от меня... Если кто-то читать будет и кому-то сие надо

читать дальше

@музыка: Desert Rose

@темы: Хроники Белой Химеры, творения собственного пера

11:53 

С нового года

Vae Victus!
Хочется чего-то нового почему-то. Никогда особо не любила вести дневники, предпочитала не выплескивать то, что во мне. Чтобы никому. Здесь я по-прежнему буду, конечно, но - вся моя писательская половина переехала вот сюда:
kalpany.livejournal.com/
ибо нужна активная критика а Дайри молчат. Прошу любить и жаловать.

@темы: творения собственного пера, мысли вслух

09:39 

Вемпарийские будни

Vae Victus!
Несмотря на то, что на дворе стояла всего лишь середина осени, северный кряж уже покрывался снегом. Горные козы, во множестве скакавшие по утесам, перелиняли и покрылись плотной мягкой зимней шерстью. Оная шерсть, впрочем, не спасала от бесшумных снежных кошек, нападавших из метельной завесы, или пикировавших откуда-то сверху хищных птиц, уже вырастивших потомство в этом году. Мелкие грызуны шаарги, нагуляв за короткое лето жирок, закапывались в пещерки и норки, чтобы залечь в спячку, прочая мелкая живность разбегалась кто куда, устраивала себе теплые логовища… Весь кряж готовился к долгому зимнему оцепенению.
Такому же, какое охватило Горный Дом Вемпари.
читать дальше

@темы: Хроники Белой Химеры, творения собственного пера

17:55 

Недописанный фикус Локус...

Vae Victus!
10:13 

Летописи Химер

Vae Victus!
Вот, после всех переделок
zhurnal.lib.ru/editors/p/plotnikowa_a_i/lh1.sht...

@музыка: Алевтина - Мокошь

@темы: творения собственного пера, Хроники Белой Химеры

17:51 

Афера (эпизод 13й главы, редакция)

Vae Victus!
А на следующее утро прибыли господа маги, причем, Хранитель Воздуха нарочно припозднился и явился последним, движимый с виду простым любопытством. Хранителей встретил храбрящийся слуга, изо всех сил старающийся отвыкнуть удивляться гостям нового хозяина. Получалось у него плохо. Он повел магов широкими, наново отмытыми коридорами до Каминного зала, где уже поджидал князь, ради торжественности момента одетый куда более богато, чем обычно – темного бархата кафтан был тронут кое-где серебряным шитьем, заменяющие сапоги кожаные поножи отделаны начищенными медными пластинками, волосы – в кои-то веки! – были перехвачены черным кожаным ремешком, так что сделались видны потемневшие со временем костяные «драконьи» рожки. Золотой медальон, висевший поверх кафтана, ловил и отбрасывал отблески пламени.
читать дальше

@темы: Хроники Белой Химеры, творения собственного пера

12:14 

Выход в люди (редакция)

Vae Victus!
Ринген растерялся и отступил назад, удивленно хлопая глазами. Как же это так? Он отправлял письмо магам Круга Девяти больше полумесяца назад, когда еще был жив господин Сайрес. Маги обещали помочь, но вот является это странное, определенно хищное существо и заявляет, что оно тут главное. Может, это Вемпари, Древний? Но у него нет крыльев и кожа не синяя. Ринген помнил, что, по слухам, вроде бы пропавший сын Сайреса был членом Круга, но ведь это же не он? Ринген не знал, потому что нанялся к князю помощником распорядителя всего полгода назад или около того, а ни обитатели замка, ни спивающийся хозяин о молодом Кайнаре не говорили…
Сквозь людскую толчею протиснулись двое бритоголовых мужчин в просторных зеленых штанах и куртках странного кроя, на вид по полсотни лет каждому. У одного из них болтался на шее серебряный медальон в виде рысьей лапы с крючковатыми когтями.
- Могу ли я узнать твое имя, господин? – неуверенно заглянул в желтые глаза распорядитель.
- Кайнар дин Сайрес Сериоли, Хранитель Равновесия. Ваш законный князь.
Повисла тишина. Она не просто звенела – она лопалась от собственной объемности. Разговоры стихли, а затем волной поднялись снова – «Кайнар! Кайнар вернулся!» Люди сдвинулись еще более плотным кольцом, стремясь разглядеть его поближе. В толчее кто-то наоборот, шарахнулся прочь, взвизгнул женский голос. Ринген разглядывал химера во все глаза, но и он переступал с ноги на ногу.
И тут вперед выдвинулись двое монахов, одетых в обычные для их братства темно-зеленые штаны и куртки.:
- Гоните прочь это порождение демонов! Назваться можно чьим угодно именем! Разве это человек? Только милостивая длань Богини укроет вас! А лживые древние демоны, которых вы почитаете за богов, превращают людей в зверей!
Люди зароптали, кое-кто угрожающе надвинулся на химера. Тот оставался невозмутим, как скала, хотя зверски ныла спина и саднили руки.
- Ну, и многих ли оставшихся за стенами крепости укрыла длань твоей Богини? – чуть шевельнул ухом Кайнар, изображая любопытство. – Если бы я не пришел – мертвы оказались бы все.
Толпа тут же одобрительно зашумела, качнулась в другую сторону. Кто-то плюнул монахам в спину.
Адепты не растерялись и заняли круговую оборону.
- Кому вы верите, люди? – с выражением мировой скорби на лицах хором вопросили они. – Когтистому, клыкастому, даже не похожему на человека, не то, что на сына покойного князя! Кто знает, из какой дыры он вылез и что у него на уме? Прогнать-то тварей он прогнал, но он примется за вас сам! Перегрызет ваших детей! Морф, принявший похожее обличье и пришедший дурить ваши головы. И вы ему верите?!
По толпе пронесся гул негодования. В самом деле, а вдруг это точно морф, чудо-юдо непонятное? Променяешь еще шило на мыло… Ринген растерянно молчал, комкая в руках полу кафтана. Химер только переступил с ноги на ногу, но остался стоять, как стоял. Только снял с шеи свой Хранительский медальон и на вытянутой руке показал его собравшимся. Цепочка покачивалась на кончике когтя, золотой кругляш то и дело проворачивался на ней и разбрасывал яркие блики.
- Подделка! – тут же вынес вердикт старший монах.
Цепочка соскользнула с когтя. Амулет тяжело шлепнулся в пыль.
- А ты попробуй подними.
Гудение толпы прекратилось, снова воцарилась тишина. Только на сей раз она была полна пристального внимания – затаив дыхание, собравшиеся ожидали исхода этого поединка. Где-то сзади послышался гулкий голос: «А ну, покажите мне этого Кайнара!». Какой-то человек пытался протиснуться сквозь плотное людское сборище, но его не очень-то и пустили. Зато черный пес просунул меж чьих-то ног свою любопытную морду, огрызаясь на любую попытку себя прогнать.
Никто и знать не знал, видеть не видел, что Кайнара под доспехами колотит крупная нервная дрожь. Ему стоило больших трудов хранить на лице почти совершенную безмятежность.
Старший бритоголовый сначала фыркнул и скрестил на груди жилистые крупные руки, всем своим видом давая понять, что не будет поддаваться на провокации всяческой нечисти.
- Да как ты смеешь, тварь?! – взвился его сподвижник, такой же лысый и тощий как жердь. А народ уже похихикивал – ох и храбры же доблестные служители Мелетиды! Задетый за живое монах фыркнул еще раз, шагнул вперед, наклоняясь, и быстро схватил медальон…
…Чтобы тут же с воплем отдернуть руку. Раздался треск, в воздухе запахло грозой. Амулет Хранителя вовсе не желал даваться в руки кому попало.
- Вот видите! – обличающее воздел обожженную кисть человек. – Видите, этот демон гнусно заколдовал побрякушку! Смерть ему! – он уже почти визжал от гнева. – Гоните прочь!
Люди молчали. Вот по рядам побежал шепоток, кто-то сплюнул: «магия, хильден ее!». Столпившиеся наособицу дружинники похватали было мечи, но глянули на облитого почти с ног до головы боевым железом Кайнара и отступились. Черный пес оглушительно гавкнул.
Химер дрожал все сильнее, однако по-прежнему не подавал виду. Пришлось крепче сжать лапой поводья коней, чтобы заставить себя не схватиться за рукоять меча. Начинать свой путь среди людей с бойни? Нет уж! Уезжать он тоже не собирался – а не то ата запрет его в лесу еще лет на пятьдесят, никак не меньше, да и уважать перестанет. Негоже.
- Доколе вы их слушать будете, люди? До нового нападения? Ну, уйду я, придут эти многоножки, - говорил Кайнар спокойным и уверенным тоном, но кто бы знал, чего ему это стоило. – А они помогать вам не станут, и драться с тварями не пойдут. За стенами отсидятся. Они ведь не очень радеют в помощи слабым.
- Богиня не приемлет слабаков и трусов! – возмущенно выкрикнул старший монах.
- Оно и видно.
Химер снова протянул руку, и медальон, как живой, сам прыгнул ему в ладонь с земли. Вернув его на шею, он окинул взглядом всех собравшихся:
- Служители Мелетиды считают вас стадом баранов, неужели же вам это нравится?
Обитатели крепости снова зароптали, и на сей раз их недовольство предназначалось вовсе не пришельцу.
- Закрой пасть, хильденово отродье! – рявкнул старший монах. Кайнар стиснул челюсти. Еще только рыка не хватало. Точно с дрекольем кинутся или наутек разбегутся.
Хотелось куда-нибудь присесть. А еще лучше снять железо и лечь. Но сначала вымыться. А то спина отваливается. И есть хочется… И желудок начинает отдаваться сверлящей болью, крови требует. М-да, а с этим-то что делать? После того, что произошло сейчас, такая просьба может обернуться взрывом. Кайнар еле стоял на ногах. Ринген так и стоял рядом, сочтя за благо попросту не вмешиваться в это дело, и выглядел весьма растерянным.
- А ну-ка, прекратили перепалку, мать вашу растудыть! – раздался зычный приказ. – Вопят как тетки базарные, ни дела, ни разумения! Вам что, мозги поотшибло?
К химеру, расталкивая сгрудившийся народ, пробрался невысокий грузный мужчина, тоже с ног до головы в броне, пускай и не столь дорогой. Полуседые волосы и борода были заплетены двумя короткими толстыми косами, маленькие колючие глазки прятались за круглыми щеками. Это был воевода Бран Крапива, отвечавший в неразберихе последних дней за порядок в войске. И к тому же, знавший княжеского отпрыска десять лет назад.
Он остановился прямо напротив химера, упер руки в боки. Долго и пристально разглядывал, будто хотел провертеть в нем дырку глазами. Кайнар ответил ему тем же. Солнце за время свары успело коснуться горных пиков Нар-Эрири на западе, на плато и замок потихоньку опускались сумерки.
- Что я сделал, когда поймал тебя в десять лет на горячем? Ты вместе с деревенскими мальчишками стащил пирог у жены кузнеца.
Такого Кайнар ну никак не ожидал и откровенно опешил.
Все. Кончился мой поход к людям. Сейчас придется на лошадь – и… Если из луков не подстрелят. А что я такого сотворил в десять лет?..
Кайнар честно попытался вспомнить. Вспомнить себя, этих людей, эти стены, силуэты гор, голоса, звуки, запахи, события… И ничего. Пустота. Ворочалось что-то смутное, стучалось из-за стен, но наружу лезла одна пещерная грязь с привкусом крови. Чем дальше, тем больше начало ломить виски возле рогов и затылок. Отчаянно не хотелось сознаваться в собственном бессилии, но в выжидательной и чуть ехидной тишине пришлось разлепить враз пересохшие губы и хрипло каркнуть:
- Прости… Не помню.
- Вот! Вот! – радостно подскочили монахи. – Настоящий князь сказал бы правду!
Толпа безмолвствовала, устав галдеть. Химер утек на шаг назад, поглаживая морду своего коня и готовясь в любой миг вскочить в седло. Колени подгибались. Рубашка и поддоспешник вымокли от пота.
Бран задумчиво пожевал сивый ус. Он-то видел и подмечал все: и прижатые к голове уши, и суженные зрачки, и то и дело выползающие когти, и готовность в любой миг сорваться с места. Да парень сам нас боится, сообразил воевода. Вооруженная до зубов нечисть – не испугалась бы, кинулась рвать. Кого здесь от кого защищать придется, вот еще вопрос.
- Помнится, ты все больше к книгам и волшебству тянулся, чем к ратному делу, а нынче вон какой молодец явился, аж даже вымахал на целую голову. Да и оружие с бронью не нашими кузнецами ковано…
- Оружие и доспехи ковали Вемпари, - тихо и бесцветно ответил Кайнар. – А магическое искусство при мне.
Монахи ехидно оскалились и забормотали что-то невнятное, но Крапива махнул на них рукой в латной рукавице и едва не сшиб их наземь походя. Они предпочли заткнуться и по-змеиному ускользнуть подальше. Прочие при слове «вемпари» потрясенно заахали.
- Стало быть, память потерял?
Кайнару оставалось только кивнуть и отступить еще на шаг ближе к лошадям. Происходящее нравилось ему все меньше и меньше, из глубины начали подымать голову звериные инстинкты. Еще чуть, и губы поползут в стороны, обнажая в оскале клыки. Несомненно, Юдар, как всегда, где-то рядом и все слышит. И все расскажет отцу.
- А я вот твой медальончик помню, и как отец твой его забрать пытался, - воевода спрятал усмешку в усах. – Морф на твоем месте врать бы принялся, что он «помнит конечно». А ты правду сказал.
Химер молча оперся о лошадиную холку. Сил стоять самостоятельно уже не было. Он даже не сумел толком удивиться, когда здоровенный черный волкодав ужом пролез меж людьми и подбежал к нему, прижался к ноге теплым боком. Пахло от зверя не псиной, а огнем, металлом и змеиной чешуей.
- Слышали, олухи?! – рявкнул во всю глотку Бран. – У вас князь нынче есть, встречайте, как положено!
Кайнар вздрогнул и чуть не сполз в пыль – воврмя удержался. Молча стоявший рядом Ринген мгновенно встрепенулся. Пострадавших уже успела увести замковая челядь, так что перед воротами теперь толпились только любопытные. Какой-то мальчишка-конюх подскочил к новому хозяину забрать лошадей, и тиун повел гостя в замок. Сзади все еще слышались шепотки и шипение кое от кого.

@музыка: Канцлер Ги

@настроение: умотанное

@темы: Хроники Белой Химеры, творения собственного пера

12:40 

Пролог в редакции

Vae Victus!
«Вращается Колесо Судьбы. В непознанной, необозримой бесконечности вне реальностей поворачивается огромная ось о восьми спицах. Тянутся от Колеса в бесконечность тысячи тысяч выпрядаемых им нитей-жизней, что звенят, словно тончайшие, но прочные цепи. Их плетения рисуют узоры, сматываются в клубки, затягиваются в узлы и порождают бесконечное, многомерное полотно, простирающееся в прошлое, настоящее и будущее…
Но это не важно в сравнении с непостижимой тайной Колеса. С велениями и желаниями Великого Вещего, обвившего Собою Ось. У Него нет имени и нет постоянного зримого облика. Каждый видит то, что хочет или может видеть. Или то, что Вещий пожелает показать.
Однажды Великий решил создать мир, совершенно ни на что не похожий, мир-сон. И породил Он еще одну реальность, и обернулся огромным Драконом, и прикрыл свои сверкающие глаза, замечтавшись. И так, отголоском Его мечты, явились в мир первые драконы, прекрасные и яркие. Виделось Вещему бескрайнее небо, залитое солнцем, и белые облака, и могучие птичьи крылья, и вольные ветра. И родились из дум его Дети Неба – крылатый народ Вемпари. И были они стройны, легки и гибки, чтобы летать, и кожа у них была цвета неба, а крылья пестрели разнообразным оперением. И день пролетал для них как минута, и жили они многие века. Посмотрел на это Великий Вещий, и сердце его наполнилось радостью. И упала из правого ока Дракона хрустальная слеза и обернулась она Белым Камнем в руках Вождя Вемпари.»

Химер-кальпан прищурил золотистые глаза и придирчиво оглядел результат своей работы – убористо исписанный лист плотной бумаги. Отложил на подставку кисть для письма. Потянулся всем телом, выпустил когти до боли в пальцах. Захотелось поточить об стенку, но князь устыдился этой мысли и прогнал ее вон. Он взъерошил лапами и без того нечесаные пепельно-каштановые лохмы, мягко поднялся из-за стола и, ловко изворачиваясь среди опасно кренящихся завалов книг, подошел к окну. Когти ног легонько процокали по паркету. Денек-то какой… Химер чихнул, нечаянно задев штору и подняв облачко пыли. Высокое и светлое обиталище книжника явственно нуждалось в уборке. Равно как и одежда.
Тут дверь в кабинет с грохотом распахнулась, и внутрь ввалился худенький верткий юноша. Невероятно длинные, аж до крестца, иссиня-черные лохмы были собраны в хвост. Из одежды красовались на нем тонкие обтягивающие брюки и жилетка на голое тело. Темно-янтарные глаза воровато стрельнули по сторонам, будто он прикидывал чего бы стащить, а потом взгляд остановился на князе.
- Привет, братец Тирель! Чего творишь? – весело поинтересовался он и в одно неестественно-быстрое движение оказался у стола. Заглянул в стопку пока еще чистых листов, почесал лапой в затылке.
- Тебя только тут и не хватало! – Тирель чихнул еще раз и гневно сверкнул глазами на юнца. – Брысь, жабродышащее!
На жилистой шее парня и впрямь слегка трепетали влажные жаберные створки
- Н-у-у… чуть что – сразу «брысь»! Я еще даже ничего не сломал и не разбил… - он картинно махнул рукой, обиженно фыркая, и тут же смахнул половину листов. - Ой… сейчас подберу!
Юноша кинулся собирать бумаги, сцапал уже исписанный лист и замер, усевшись прямо на пол: - О, так ты летопись, что ли пишешь? А чего так занудно и без картинок?
- Р-р-р-р-рахаб! – скатился на рык старший кальпан. Исхитрившись не уронить ни одной книги, он пролетел от окна к младшему брату и грозно навис над ним. – Во-первых, ты все-таки сломал мой рабочий бес… порядок, в общем, мой сломал! Во-вторых, не занудным, а летописным!
- «Летописно написанная летопись» – Тирель, тебе самому-то не смешно? – ухмыльнулся тот, но заметив, что автор не смеется, съежился и аккуратно вернул листы. – Ну ты и зануда…
Старший брат фыркнул и нарочито тщательно принялся складывать бумагу в правильную ровную стопку. Кафтан на нем при этом был мятый и кое-где попятнанный тушью.
- По-твоему, я должен писать ее в виде анекдота?
- А почему нет? – встрепенулся Рахаб, снова заглядывая в бумаги. - Вот смотри! Что там у тебя… про вемпари? Вот и напиши – «летают этакие синекожие и разноцветнокрылые крылатые… и крылами своими…» Ай нет! – юноша мотнул головой, задумываясь. - Скогороворо...срокого…тьфу! скороговорка получается. Ладно, а что дальше? Про хильден?
- Не про хильден, а про Хир-эн-Алден! – назидательно воздел коготь Тирель. – А что у тебя там разноцветные крылатые крылами делали, а? – лицо химера приобрело задумчиво-мечтательное, с легким налетом ехидцы выражение.
- Что-что… - буркнул юноша, уходя к окну, - Крылами колдовали - с хильден воевали. Во! Смотри, как получилось! Стихи. Запиши это в летопись!
- Скажи это Яносу-эрхе, - промурлыкал в ответ Тирель. – Он тебе крылом-то наколдует по одному месту… и вообще, я особую летопись пишу, про Отца Отцов!
Рахаб отмахнулся и начал бродить по кабинету, заложив руки за спину – от греха подальше, а то этот книголюбец легко мог их поотрывать за любую царапинку на обложке. Успокоенный таким поведением младшего брата, князь вновь уселся за работу.

И снова замечтался Великий Вещий, увидев великое множество подземных ходов и галерей, и темные бездонные озера, окруженные сияющими кристаллами, и отраженный на жиле металла свет. И из этих дум родились Дети Подземий – второй крылатый, но неспособный к полету народ Хир-эн-Алден. Были они бесшумны, тонки и скрытны, чтобы никогд а не нарушать тишины подземелий, и зеленоватая кожа их была подобна коже змей. Никогда не дано было стать им беззаботными и легкими, как Вемпари. Разум их стремился к постоянству, подобно металлу или кристаллу, а потому изучали они всех живых существ и плотский мир вокруг себя, хотя магия тоже была не чужда им…

…Послышался скрип открываемой двери, грохот падающих книг, шелест и сдавленная ругань. Тирель встрепенулся и застонал.
- Рей, опять крылья разбрасываешь, ну просил же!..
- Это не я крылья разбрасываю, это ты неряха! – возмутился от двери вновь прибывший – высокий, одетый с ног до головы в черное кальпан. Спину его покрывал мягкий кожистый плащ сложенных перепончатых крыльев. – Чем вы тут таким заняты, что жабродышный у тебя застрял?
- Мы летопись пишем! - радостно отозвался Рахаб, поспешно положив на место какой-то золотой кулон. - Вот про Колесо, Вещего, Вемпари и Хильден написали, сейчас будем… а про что будем, Тирель?
- Мы? – вскинул точеную черную бровь крылатый, подходя ближе. – Ага, мы пахали. Рахи, ты когда последний раз кисть и тушечницу в руки брал?
-Э… позавчера брал. Когда в отца ими кидался, - задумчиво почесал затылок Рахаб. - Да ладно тебе! Лучше давайте вместе про войну и создание Колонн напишем! И картинки сделаем!
- Ну-ну… - Рей подцепил листок и пробежался глазами по строчкам. Лицо его все больше вытягивалось по мере прочтения. Он долго прохаживался туда-сюда.

«Но однажды, не найдя больше ничего нового, Хир-эн-Алден стали менять мир, чтобы было им чем заняться, стали создавать иных существ по своему желанию из уже живущих. И так велико было их умение, что научились они даже возвращать жизнь в уже мертвое тело, из которого призвал душу оборот Колеса. Посмотрел на это Великий Вещий, и сердце его наполнилось скорбью. И упала из левого ока Дракона слеза и обернулась она Черным Камнем в руках Лорэт Хир-эн-Алден…»
-Ребят, вы че, сдурели?! Кто ж так пишет?! – вытаращился Рей, - Это никто не будет читать!
- А как, по-твоему, надо!? – оскорблено отозвался Тирель.
- Я знаю! Я знаю! – радостно запрыгал Рахаб. - «Началась страшная война между Крылатыми и… Хильден! И упирались их камни – Черный и Белый..»
- Куда упирались?
- Ну… как ты бы сказал – «противостояли». Вот! И началось в ту войну такое месилово, и смертей не меряно! – Рахаб оживленно махал руками, не обращая внимания на братьев, ошалело на него глядевших. - И начал мир ломаться… нет, крушиться… нет… в общем, трындец бы пришел миру, но Вемпари создали Колонны!
- Рахаб!!! – в один голос рявкнули Тирель и Рейнард - Прекрати! Это не летопись, а балаган какой-то!
-Нууу… чуть что – так сразу балаган! – обиделся младшенький, - А как вы хотите писать? Ну была война, ну попередохли почти все, ну соновали Девять Колонн и появились Хранители… скукота же!
- Я – вообще хочу, чтоб вы это бросили, - фыркнул старший из троицы, дернув крыльями. – Писать, так для потомков! Ну-ка, живо раскинули мозгами, кто у нас ось Колонн?
Рахаб изобразил, будто раскидывает мозги по библиотеке. Тирель, махнув лапой на его кривляния, отозвался:
-Хранитель Равновесия. Уже очень давно – наш отец. А что?
- «А что!», - передразнил летописца Рей. – Вот и пиши про него. С самого начала. Чтоб все знали!
И черные крылья, словно присыпанные золотой пыльцой, гулко хлопнули, сбрасывая вершины книжных нагромождений.
Тирель ругнулся на непонятном языке, бросившись было собирать книги, потом махнул рукой – сначала нужно этих двоих выгнать, чтобы порядок наводить…
-С самого начала? Да у нас из этого начала – только дневники его отца – Равена. Да кое-какие разрозненные данные. Что тут писать? – рассеянно поскреб за ухом книжник.
-Ничего! Сча мы его сюда – и будем допрашивать! – повеселел Рахаб, - Так и напишем!
От порога негромко кашлянули. Все трое подпрыгнули, как ужаленные, и окончательно довершили разгром, и три пары беспредельно честных золотых глаз воззрились на вошедшего.
Одет сей пожилой химер был довольно просто, по-домашнему, но вот осанка, манера держать себя, взгляд, даже холеная, слегка взлохмаченная роскошная грива абсолютно белых, без намека на седину волос – все выдавало в нем привычку к власти и подчинению с полуприказа.
- Иду я, слышу – вы подозрительно громко думаете. Решил, загляну, посмотрю, чем это сразу три братца занялись таким интересным… - нарочито безразлично проговорил он низким рыкающим голосом.
-Да мы это…летопись пишем! – тут же нашелся Рахаб, колупнув когтем столешницу, чем заслужил негромкий шик от Тиреля. – Вот решили начать с самого начала!
- Ле-етопись, - протянул отец семейства, прошествовав поближе к троице и удивленно вскинув бровь. – С начала? А с какого?
-Ну…мы подумали… - замялся книжник, пихнув локтем Рея в поисках поддержки, - Надо же того… с появления Хранителя Равновесия…
- Это с Роула Белого, что ли? – присвистнул белоголовый. Он явно продолжал игру нарочно, хотя уже прекрасно понял, о чем речь. – У которого крыл четыре вместо двух было?
-Неа, с шестого Хранителя Равновесия, - хитро прищурился Рахаб, усаживаясь на стол и продолжая игнорировать Тиреля, порядком уставшего от наведения бардака в его кабинете, - С тебя, папа.
Тот вздохнул. Мановением лапы и волной телекинеза смел с кресла очередную кипу книг и свитков, устроился поудобнее, уложил подбородок на сцепленные когтистые пальцы и задумчиво взглянул на своих сыновей мягко мерцающими в сгущающемся полумраке летнего вечера глазами.
- Вы точно хотите это знать?
Три головы хором кивнули. Три пары глаз выжидательно смотрели на отца.
- Тогда слушайте… Кому хочется – записывайте.

@темы: Хроники Белой Химеры, творения собственного пера

10:15 

lock Доступ к записи ограничен

Vae Victus!
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
22:26 

Очерк по ранней истории Назгота

Vae Victus!
Из ранней, дохимерской истории Хэйвы

читать дальше

@темы: Хроники Белой Химеры, творения собственного пера

16:23 

Зеленый мир или Будни Хильден

Vae Victus!
Внизу злобно пылало ядовитое зеленое солнце. Грэрх, Убийца. А наверху, на темно-зеленом мутном небе облака сворачивались в трубочку. Каменистая земля застыла зыбкими изломами. Даже не земля, так – островки плотно сбившейся пыли, парившие в пустоте над Грэрхом. Дул ветер. Перекрученное невероятными изгибами пространство сходило с ума. Всюду пыль. То здесь, то там вспыхивают и дробятся тысячами граней осколки зеркал. А зеркал ли? Ой, навряд ли… Это было царство зеленого, черного, коричневого и изредка – лилового цветов. Иным здесь места не было. Ядовито светящиеся зеленью облака кислоты, заменяющей здесь воду, медленно и лениво проплывали между островками пыли – и горе тому существу, которое не успеет от них сбежать! От существа не останется даже костей. Но облака бессильно разбивались об острую громадину-пирамиду, чья антрацитово-черная туша закрывала собой полнеба. Пирамида опиралась на вершину, а подножие как стол, являло себя небу. На ее боках переливались ярко-зеленые, режущие глаз узоры.
К пирамиде быстро приближался отряд воинов – гибкие легкие силуэты, закутанные в плотную, странно поблескивающую ткань поверх неполных доспехов, летели с островка на островок невероятно длинными прыжками, то и дело распахивая короткие маленькие кожистые крылья. Да, здесь они могли почти что летать: притяжение Грэрха не шло ни в какое сравнение с тяготением Хэйвы – бывшего родного дома, из которого их так подло прогнали заносчивые синие летуны, да будут они прокляты во веки веков! Но – важно было успеть в пределы Акрея – так звалась огромная черная пирамида – до того, как начнется новый цикл активности зеленой звезды. Иначе даже защита не спасет, и ветер сожжет, оставив малоузнаваемые трупы…
Вблизи было видно, что внешняя оболочка гигантского города-муравейника вовсе не столь гладка, как могло бы показаться издали. То здесь, то там возникали выступы и углы, взгромождались одна на другую какие-то конструкции и фермы, торчали какие-то шпили. Акрей перемигивался зелеными огоньками и, кажется, даже тихо гудел.
Путь отряду в шесть или семь бойцов преградили стражники, лихо звякнув фигурными алебардами. Командир отряда, элитный офицер А-нон-Сет, насмешливо фыркнул: никого эти алебарды не остановят, если сильно захотеть, чистая формальность. К тому же, стража, видимо, из новеньких, раз так себя ведет.
- Смирно, А-нон-Ран! Как смеете начальство не пропускать?
От такого тона охранники мгновенно вытянулись по струнке.
- У меня дело государственной важности, личный протекторат Лорэт-Алден, - прошипел А-нон-Сет. – Так что, прочь с дороги, мелочь!
Двоих младших алден как ветром сдуло. Харш-а-Хин, волей Совета Халлей повелитель Акрея вот уже вторую тысячу лет здешнего времени, повергал младшие касты в священный трепет, да и старшие тоже. Даже высокомерные жрицы Камня – и те не смели слишком заноситься перед ним. Так что, спустя минуту стояния в шлюзе и еще пять минут всех формальных проверок, отряд уже шел витиеватыми узкими коридорами нижних уровней, слабо освещенными желтоватыми кристаллами и полными спешащих по делам воинов и рабов. Мимо жилых секторов, где по стенам от пола до потолка зияли ряды узких продолговатых ячеек-пещерок – личного пространства каждого алден, независимо от касты, по пролетам решетчатых металлических галерей, висящих над огромными пространствами пустоты, где до дна можно было лететь несколько десятков минут. Не меньше тридцати постов охраны вынужден был миновать высший офицер, прежде чем его пропустили на верхний уровень, туда, где обитали те, кто правит. Правда, чем ближе к Лорэт-Алден, тем сильнее ощущался тяжелый холодный комок в животе. Разговор с неугодными подчиненными у Харш-а-Хина был короткий.

Покои Лорэт-Алден представляли собой чуть ли не государство в государстве. Они занимали половину верхнего уровня Акрея и изобиловали лучшим, что можно было раздобыть или создать в условиях этого мира, а лучшие мастера-ученые попытались воспроизвести даже почву и растительность Хэйвы. Лесистый парк под искусственным небом, освещенный искусственным солнцем перемежался ручейками, по которым текла добытая неимоверными усилиями вода. Через ручейки тут и там были переброшены мостки, в траве пробегали какие-то хэйвазские зверьки, щебетали… как это называется, птицы? В склонах холмов было прорезано множество разнообразных по отделке искусственных гротов. Кругом сновали слуги и стража.
Личный слуга Лорэт-Алден, человек, занимающий самое высокое для раба положение в Акрее, приблизился к пришедшим и поклонился, отчего блеснул золотой ошейник над воротом его туники.
- Приветствую, А-нон-Сет. Прошу за мной, Лорэт-Алден ожидает.
Повелителя Акрея, считавшего себя владыкой недружелюбного мира, укрыли от посторонних глаз прочные колючие скалы, из недр которых с шумом выплёскивалась вода. Узкую тропку внутрь покрывали холодные капли, деля камни опасно скользкими. Привычка, вколоченная годами общения со злобной поверхностью, породила в каждом алден стойкую боязнь влаги. Даже зная, что сейчас она очищена до химически чистого состояния, А-нон-Сет не мог без внутреннего содрогания следовать за рабом, уверенно ведущим его на встречу с повелителем.
Лорэт-Алден стоял на каменном возвышении, следя за тем, как небольшое змееподобное существо пытается поймать дразнящую чешуйчатыми боками рыбу в заводи чуть дальше по туннелю. Человек остановился на низком мокром пятачке перед возвышением и преклонил колено. Преодолевая отвращение к воде, алден последовал его примеру. Страшно злить повелителя. А судя по резкому повороту головы в сторону тех, кто нарушил его уединение, Харш-а-Хин находился не в лучшем расположении духа. Змеевидная тварь замерла и ощетинилась, отвлечённая от охоты.
- А-нон-Сет Таши Гхар, командующий группой внешней разведки, явился по твоему приказу, повелитель. Дело Белой Химеры.
Алден внутренне напрягся, с виду оставаясь невозмутимо-спокойным. Он склонил гребнистую голову и не рисковал поднимать глаза на хозяина Акрея – того мог вывести из себя даже неправильный взгляд.
- И какого, вемпари тебе под хитин, тянешь? Докладывай! - видимо предыдущий посетитель оставил главу колонии-пирамиды недовольным. Очень недовольным.
- Он снова появился в поле зрения наших агентов. На Хэйве прошло три с половиной столетия со времени его создания. Корабль с ним и его собакой на борту, приближается к восточной окраине Назгота. Соглядатаи доносят, он изрядно заматерел за прошедшее время.
Лорэт-Алден испустил тихий, похожий на рык звук и с силой пнул лежащий рядом камень. Тот с грохотом полетел в сторону змеевидного существа. Тварь с шипением скрылась в темноте туннеля, иногда оглядываясь и сверкая четырьмя перламутровыми глазами.
- Мы потеряли слишком много времени, дав жалкой твари шанс, которого она не заслуживала, - Алден так взглянул на коленопреклоненного подчинённого, что тот затылком ощутил, будто вся вина за ту неудачу легла на его плечи. Глаза он поднять не решался. - Пора пресечь ту досадную оплошность.
- С твоего позволения, за ним наверняка приглядывает тот старый вемпарийский маг, Равен Каарис. Да и он уже далеко не тот звереныш, которого тогда почти сумели поймать жрицы, - офицер прекрасно понимал, что сейчас за каждое неосторожное слово его могут размазать по стенке, но не сказать не мог.
- Меня не интересуют проблемы, которые вы получили благодаря собственной безалаберности. Мне нужен результат, пусть вам придётся по пёрышку выщипать перья синемордого выродка и его прикормыша, - отрезал Лорэт-Алден куда холоднее, чем горели его глаза.
- Какие будут приказания, мой повелитель? – невозмутимо спросил Гхар, не вставая с колена.
- Известно ли с какими целями они отправились на восток? - казалось, не было ни вспышки гнева, ни ругательств на языке. Только глаза по-прежнему горели зеленью. Лорэт-Алден в первую очередь оставался властьпредержащим, а немногие правители занимали место у власти, если не умели овладеть собственными эмоциями.
- Неизвестно. Полагаю, за три с половиной века он успел обойти всю Хэйву. Такое впечатление, что он постоянно что-то ищет. Или кого-то.
- Вызови ко мне Дагша и Эрк Ир, - обратился он к рабу. Тот согнулся почти втрое и, не разгибаясь, выскочил из грота. Харш-а-Хин вновь обратился к замершему будто изваяние А-нон-Сет. – Ты со своим отрядом отправишься с двумя другими на Хэйву и станешь моими глазами и ушами. Мне нужно, что бы твои подчинённые приносили мне все, ВСЕ сведенья, которые вы получите, и не только о противнике. Помни, твоя задача в первую очередь наблюдать. Во главе будет стоять Дагш, ему я передам все инструкции. Если Эрк Ир начнёт капризничать, что ею руководит более низкий по касте алден, будь добр, напомни, что только чудо спасло её после сегодняшнего происшествия от полного изгнания из Акрея в дружелюбные объятья этого проклятого измерения. Я не забываю провинностей, и единственный её шанс сохранить жизнь – доказать свою полезность. Готовься и не подведи меня. Иначе ожидавшая Эрк Ир участь покажется тебе величайшим благом. Можешь идти, - где-то в глубине грота раздался характерный плеск. Змеевидное существо всё же схватило потерявшую бдительность в темноте рыбу.
- Как прикажешь, повелитель, - поклонился Таши Гхар. – будут еще какие-то распоряжения?
Откровенно говоря, ему вовсе не нравилось подчиняться какому-то выскочке, занявшему свое нынешнее место по протекции матери-жрицы, но, что поделать – приказ есть приказ.
- За неудачу в этот раз вы все отвечаете головой. Потому что это будет удар не только по мне или тебе, а по всей расе. Иди.
А-нон-Сет молча поднялся, сверкнув броней и яркими ткаными лоскутьями, обозначавшими его ранг, поклонился и, сделав положенных три шага назад, развернулся и вышел из грота.

@музыка: Не забывай меня

@темы: творения собственного пера, Хроники Белой Химеры

12:00 

Монолог Разиеля

Vae Victus!
Разрешите представиться. Меня зовут Разиель Пирит Драконья Химера, или, если желаете, князь Клана Дрейпада , я второй в Назготе после Владыки Каинара. Впрочем, нет, я выразился несколько неверно, прошу прощения. Я - всего лишь тень, стоящая за Обсидиановым Престолом. Мой отец владеет сердцами и умами своих подданных - тысячи тысяч по его слову пойдут, куда угодно, хоть к демону в пасть. А я... А что я? Я существую для того, чтобы так было и впредь. Навряд ли он когда-нибудь узнает, сколько грязи пытались вылить на него те, кому не нравится Крылатый Тигр над императорским дворцом в Элавейте... Наверное, нет, знает, конечно. Но, так уж повелось. Он плохой политик, и сам это признает. Интриги и жажда власти чужды ему, зато он замечательный хозяин, воин и, разумеется, жрец. Для интриг и ведения дворцовых войн у него есть я, хотя, военное ремесло и мне не чуждо. Кто-то скажет, что глупо стоять в тени, когда можно взять настоящую власть открыто и править без оглядки на чародея, надевшего корону по ошибке. И некоторые действительно так говорят - что ж, их право. А я-то знаю, что каменный трон не по мне. Уж лучше я буду стоять в его тени и помогать отцу сообразно своим силам и умениям. Спросите, почему? Ответ простой. Потому что я люблю его. И пусть подавятся своим ядом злоязыкие, утверждающие, что я - бессердечная заносчивая скотина. Это не так.
Не раз и не два за все прожитые столетия мы обязаны друг другу жизнью. Оба бывали в таких мясорубках, что и вспомнить-то страшно. Но я, говорю без ложного пафоса, с легкостью уйду на Колесо, если так будет нужно, чтобы он жил. Вы бы поняли, если бы, как я, однажды очнувшись после путешествия на берег смерти, утонули в этих теплых и ласковых золотых глазах. Я никогда не был ему кровным сыном в человеческом понимании, но узы, связавшие нас тогда, до сих пор крепче любой стали, и это тоже не пафос. Верность - вот ключ ко всему. И по большому счету, это все, что у меня есть. Дом, Клан, своя семья, жена и дочь, княжеские обязанности, даже богатство - все это лишь прилагается к узам с моим Владыкой.
В самом начале, впервые почувствовав окружающий мир через его душу, взглянув на все его глазами, ощутив след страшной раны в его сознании, я сам себе поклялся, что всегда и везде буду с ним. Кем угодно: советчиком, помощником, защитником, посыльным, компаньоном, сиделкой - такое тоже бывало - псом, которого он спускает с цепи по следу врага, даже ковриком... Мне все равно. Я просто буду.

@музыка: Defomatories - Haunted Castle Serenade (Adagio).

@темы: творения собственного пера, Хроники Белой Химеры

Дивье логово

главная