• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: с той стороны (список заголовков)
10:36 

Ведро счастья - Брааааатик!

Vae Victus!
18.09.2012 в 03:37
Пишет Liziel:

Рейя, и если мне кто-то скажет, что ты не похож на Иисуса, я не поверю ХD Только вот глаза хитрее и разрез немного нечеловеческий. А так..


А садилась я вообще фон для сайта рисовать. Как-то не пошло)


URL записи

@темы: Триада, Хэйва, с Той стороны

21:28 

Немое восхищение

Vae Victus!
Это должно - нет, просто обязано - быть здесь..
Первая законченная иллюстрация к "Ифенху".
Лиз, спасибо тебе огромное еще раз, это лучшее из всего, что тебе удавалось.


@темы: с Той стороны, Триада

21:24 

Ифенху

Vae Victus!
В то далекое лето я каждый день просыпалась с ощущением непроходящего, бесконечного восторга. От всего на свете: от жизни, которая только начиналась, от яркого солнца в небе и запаха меда с отцовой пасеки — мы в тот год жили не в крепости на севере а в священном лесу, возле Колонн — от гудения пчел в тяжелых сладких соцветиях розовой калии и щебетания птиц.
А еще от того, что у меня есть мой ифенху. На человеческом языке — вампир. Представляя его семье Отец сказал, что он нам родич из Темных и будет учиться у нас магическому мастерству. А для того, чтобы мастерство лучше постигалось, мне велели ему помогать. Вот я и помогала...
На поверку Темный оказался совсем не страшным. Вокруг него не клубилась чернота, он не ел живых младенцев и не метал громы и молнии. Вот уж скорее молнии метал папа в яростной силе своего Света, когда отчитывал ифенху. А тот оказался всего лишь угрюмым седым мужчиной с молодым лицом и волчьими желтыми глазами. Очень похож был на нас и одновременно — на людей. Тоже когти, клыки и острые подвижные уши, но человеческого в нем было больше. А еще он часто злился и я искренне не понимала, почему. Но со всей детской уверенностью считала, что достаточно его рассмешить, и он сразу подобреет, так-то.
Смешила как понимала, только он почему-то от меня сбегал после таких попыток.
А еще ифенху умел обращаться в волка. Большого, черно-серого, с большу-ущими клыками. Такое в нашей кошачьей семье может проделывать только старший брат Йиррь, но я его за свою коротенькую жизнь видела всего раз или два. Посему «собачка» приводила меня в восторг. Чуть ли не каждый день, едва папа отпускал Волка — так его и кликали у нас дома, потому что негоже лишний раз теребить настоящее имя — с очередного занятия, как тут же ему на шею, едва не сбрасывая с головы прятавший лицо от солнца капюшон плаща, прыгала рыжая бестия. То есть я.
Он возводил глаза к небу, но под тяжелым взглядом отца не смел противиться — и мы шли играть.
Девчоночьи забавы с куклами мне были не по нутру. Я тоже, как почти все химеры, была оборотнем. И настырный рысий котенок часами развлекался «охотой», неумело выпрыгивая из кустов на «добычу». «Добыча» лениво отмахивалась и старалась убежать подальше, спасая лапы, хвост и честь от рысьих молочных зубов. Если ему совсем уж надоедало, он хватал меня за шкирку и закидывал в пруд. Я вылезала, отряхивалась с обиженным мявком, перекидывалась и начинала забрасывать его вопросами:
- Волчик, а правда, что когда у нас день, у вас ночь?
- Правда. Отстань.
- А зачем ты кровь пьешь? Молоко же вкуснее!
- А зачем ты кашу на завтрака ешь?
- Потому что вкусно и мама дает. А ты почему не ешь?
- Потому что я мясо ем, отстань!
- Во-олчик, а почему трава зеленая?
- Потому что так надо.
- А почему так надо?
- О Стихии, когда ты повзрослеешь!
И я беспечно отвечала:
- Никогда! Мне так больше нравится.
Бывало, мне доставалось, и доставалось за дело. Например, когда я решила повторить любимую шалость старшего брата Рахаба и плеснула на нашего гостя водой изза угла. Там было с полведра — сколько силенок хватило утащить; в мои тридцать две зимы выглядела я как семилетний человечий ребенок. Соображения было ровно столько же. Как я перепугалась, когда, попав на лицо и руки ифенху, влага разъела их до мяса! Отец впервые накричал на меня, а мама назвала негодной глупой девчонкой. Я ходила пристыженная весь день, не смея поднять глаз от пола, а вечером, отказавшись от ужина, пошла в его комнату. Извиняться.
До нужной двери шла через силу, едва переставляя босые ноги и царапая когтями деревянный пол. Комкала в руках подол платья в цветочек. Постояла, справляясь с дрожью в коленках и желанием дать деру. Останавливало лишь то, что он прекрасно слышал мои мысли — мы все умеем пользоваться истинным слухом, это не сложнее, чем дышать. Я сглотнула, подняла перепачканную травяным соком еще днем руку и робко поскребла когтями по дереву. Сердчишко заколотилось, коленки снова предательски задрожали.
- Да входи ты, не трясись, - глухо раздалось из-за двери. Я пискнула и, потянув за блестящую медную ручку, просунула лохматую голову в щель.
Он сидел с книгой в желтом пятне света от кристалла на столе. Я вошла целиком и встала возле двери, не зная, с чего начать Уши беспорядочно дергались, а язык будто к небу прилип. Меня бросило в жар.
- Ну? - ифенху поднял глаза от страницы и уставился на меня. - Опять ты? Чего пришла?
От его голоса меня сковало морозом. Я открыла было рот, но не смогла выдавить из себя ничего кроме невнятного писка. Не от страха — я его не боялась, хотя знала, что он, как и отец, зовется в своих землях Эль-Тару — по-человечьи императором. Меня давила к полу вина за причиненную боль.
- Я... - слова упорно не шли. Он выжидающе смотрел на меня сверху вниз и молчал. И тут я разозлилась — на себя за некстати напавшее косноязычие и на него — за то, что молчит.. Ведь мог бы, как и полагается, отчитать меня какими-нибудь умными строгими словами, я бы, как полагается, устыдилась и, опустив глаза долу, пообещала, что больше так не буду и с чистой совестью удалилась к себе. А он молчит!
И я совершила немыслимое, за что отец непременно посадил бы меня под замок на неделю а дядька Дим шлепнул лапой пониже спины. Я гордо вздернула подбородок и поглядела на ифенху испепеляющим взглядом. Так мне казалось. Я княжна, а он молчит! Два шага шагнула, чуть царапнув половицы когтями босых ног. Глядела ему прямо в глаза. И с языка моего сорвались нежданно-негаданно слова, которых я сама от себя не ждала:
- Эль-Тару, я прошу простить меня за дневное происшествие. Оно было вызвано моим невежеством и неусидчивостью, а так же желанием досадить тебе, - и я поклонилась. Как полагается, в пояс.
Волк долго смотрел на меня, и лицо его выражало не больше, чем кирпич в стене. О да, так извинения не пприносят, особенно маленькие девочки княжеского рода. Так на поединок вызывают или признаются в вечной ненависти. Теперь я готова была в самом деле провалиться сквозь пол прямо на месте. А он... расхохотался!
Из глаз моих брызнули злые слезы, уши прижались к голове. Я почуяла, как запылали щеки, уже от обиды. Я к нему!.. а он!..
А он внезапно оказался рядом, и я взлетела. То есть, это он подхватил меня под мышки и поднял, не переставая смеяться. В желтых, чуть светящихся в полумраке глазах поблескивали слезы.
- Вот это я понимаю, воистину княжеская порода! Правильно, девочка, никого и ничего не надо бояться. А то на шею сядут и запрягут, не успеешь глазом моргнуть.
Я только глазами хлопала и вглядывалась в бледное лицо, ища следы давешних ожогов.
- А это, - продолжил Волк, - тебе на будущее уроком будет. Мне-то не страшно, а ты запомнишь. Учиться надо не на чужих наставлениях — только на своих собственных ошибках, чтобы в кости знание вплавлялось.
Ифенху был теплым. И совсем не излучал гнева. А вот сила была. Не так мощно, как от отца и братьев, но она исходила уверенными железными волнами. Не могу лучше описать... Родичи всегда добрые, мягкие, ласковые. А Волк — всего лишь не злой. Вот в чем разница. Я тогда не могла до конца понять ее — но скажу, что жесткая уверенность, эта твердость стального меча, на которой он летел по жизни, была всего лишь укрытием, щитом, опорой. А иначе выть бы ему на обе луны бездомным волчонком. Или и того хуже — быть убитым в первую сотню лет жизни...
- Сказку! - потребовала я, едва почуяв волчье добродушие. - расскажи?
- Я тебе не сказочник, малявка, - ворчливо отмахнулся ифенху, но кому, как не детенышу, знать, когда отказывают, а когда нет. Волк плюхнулся в кресло и усадил меня к себе на колени. - Да и сказок я не знаю. А какие знаю, те страшные.
- Давай страшную! - упрямо потребовала я.
- Сама напросилась, - ехидно и как-то слишком предвкушающе улыбнулся он. У меня аж мурашки поползли по спине и я невольно сьежилась.
- В одном далеком царстве жил, как это у людей называется, король. Призрак!
…С тех пор на сказки я напрашивалась часто. Волк сочинял их на ходу, одна другой чуднее, подвывал мастерски, так что волосы сами собой вставали дыбом. А бояться было вкусно — отчего бы не побояться всласть, зная, что ничего не случится, потому что случиться попросту не может?
Шалости я, разумеется, не оставила. Чего стоила только одна история с порталом, когда я, соскучившись сидеть дома, удрала следом за дядей Яносом, который зачем-то приходил к отцу, в работающую Арку а после забралась в горы. Да так забралась, что взрослые потом только диву давались — как смогла. На тот уступчик можно было только взлететь.
Волк и взлетел. Я так удивилась, что даже стучать зубами от холода забыла. Он висел в воздухе, ругал меня на чем свет стоит, удерживаясь только от того, что неприлично произносить при детях, а за спиной у него гулко хлопали самые настоящие крылья! Светло-серые, с еле заметным стальным блеском на жестких перьях.
- Ты, девчонка негодная, дура малолетняя! - шипел ифенху, сгребя меня в охапку и плавно спускаясь вниз, к отцу с матерью. - А если бы свалилась и шею себе свернула?! Куренок безмозглый!
Я молчала, уткнувшись носом ему в грудь. Замерзла.
Теерь-то я понимаю, почему родители в тот день ругались только для виду — как и все дети я была чутка на истинность эмоций и немедленно сообразила, что строго меня не накажут. С моей помощью отец пытался пробудить в безжалостном и жестоком хищнике хотя бы крупицу... У человеков это называется «человечность». А как это назвать у нас, не-людей, способных проявлять «истинно человеческие» качества иногда куда чаще сих самоуверенных двуногих?

Сон слетел как всегда, легким мотыльком вспорхнув с лица. Солнечный луч защекотал веки, заполз а нос, и я чихнула, открыла глаза и села. Новый день означал новые дела и приключения!
Я мячиком скатилась с кровати, кое-как пытаясь расчесать когтями спутанные рыжие космы волос и одновременно надеть платье. За окном раздался шум — лязг металла, скрип кожи, ржание лошадей, веселые мужские голоса. Я тотчас высунула в раскрытое окно любопытный нос, посмотреть, кто это там приехал.
- Братик! Рейю!
Я люблю старшего брата. Самого старшего, самого сильного и серьезного в нашей семье. Несмотря на то, что он иногда бывает слишком мрачен и холоден. Чуть ли не самые первые воспоминания в жизни кроме отца и матери рядом — это его золотые глаза и большие крепкие руки, его громадные черные крылья с теплыми бархатными перепонками. Первые двадцать лет своей жизни я вместе с родителями провела в Дрейгаур Лар, его крепости в сердце хребта Горная Корона. Надо ли говорить, что его приезд был для меня самым лучшим подарком и большущим праздником?
Я вылетела из комнаты шальным ветром, едва успев небрежно застелить постель. Босые ноги резво шлепали по золотым от солнца половицам, радость хлестала через край визгом. Но едва я собралась съехать по лестничным перилам на первый этаж, как меня остановил окрик:
- Илленн!
Ой. Мама.
Она на мое несчастье как раз шла по коридору со стопкой полотенец. И как я ее не учуяла? Она, конечно, самая лучшая мама на свете, но за уши ловить умеет преотлично.
Моя мама — человек. Но, несмотря на это, все наши Кланы почитают ее, как богиню. И есть за что. Она великая волшебница и жрица, Хранительница Жизни. Самая важная опора отца. Колонны дали ей бессмертие в обмен на служение, и она будет с ним до самого конца, который наступит тогда, когда он сам захочет... Простите, не к месту.
- Илленн, - строго глядела на меня мама. - А причесаться? А позавтракать? А зубы почистить? Рей от тебя никуда не денется.
Я немедленно изобразила «бездомного котенка». Брови домиком, уши книзу, глаза честные-пречестные.
- Ну ма-ам! Я только встречу, вот только разик поцелую и вернусь, честное слово! Мам, ну он же ненадолго...
- Ну хорошо, - смилостивилась она. - Иди. Но смотри мне!
Меня как ветром сдуло.
Я скатилась с высокого крыльца прямо в солнце, прямо под ноги коням, прямо в смех высоких, сильных, пахнущих дорожным потом и пылью мужчин. Черный всадник на белой лошади — мой брат, и я лечу ему навстречу, раскинув руки, и он спрыгивает с седла, чтобы поймать меня в объятия, распахивает крылья...
Когда родная задорная улыбка успела превратиться в оскал мертвеца? Когда погасло солнце? Почему мне протягивает руки скелет в роскошном княжеском одеянии? Испугавшись, я завизжала так, что у самой заложило уши. Хотела остановиться, развернуться,. Убежать... Но будто увязла в сером липком мареве, а взгляд жутких белесо горящих глаз на лице того, что еще секунду назад было моим братом, властно притягивал. Звал. И я не могла остановиться, с ужасом понимая, что если он до меня дотронется и не дай Стихии, поцелует... Мне не жить.
Зыбкую серь с гулким треском разорвал взмах оперенных крыльев. Горячие руки схватили меня в охапку, оттаскивая прочь, и только тут я поняла насколько вокруг холодно. Я ничего не видела, кроме немыслимых мертвых глаз. Отчаянно сопротивлялась то притяжению твари, то рукам своего спасителя. И откуда столько силушки взялось у дитяти? Меня накрыли жесткие, пахнущие горечью и металлом перья. Все вокруг взбурлило от Силы, тварь яростно зашипела. Ифенху не остался в долгу, оскалился в ответ, и я всем телом ощутила его рык. Они боролись незримо, не двигаясь с места. Я могла только прижиматься крепче к широкой груди, дрожать и чуять те самые железные волны, что не давали твари взять меня прямо здесь и сейчас. Но вокруг все равно сжималось удушливое серое кольцо.
А потом ударил жар. И Свет. Пылающий белый метеор пролетел к нам откуда-то сзади, разрывая ледяной туман в клочья. Отец. Его бешеное рычание было в разы страшнее.
- Ваэрден! Бери ее и вон отсюда! Живо!
Дальше я плохо помню. Мы неслись куда-то сквозь лес, мне было страшно, но я не смела даже пикнуть.

@темы: с Той стороны, Хэйва

09:16 

lock Доступ к записи ограничен

Vae Victus!
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
20:02 

Диалог

Vae Victus!
- Слухи пойдут... Пересуды.
- Они уже идут. Особенно после того, что ты учудила.
- А кому еще полагалось бы это сделать? Ден, не надо... и у стен есть глаза и уши.
- Здесь нет. Ни одного заклинания. Я проверил.
- Ден...
- И ни одного уха или глаза тоже.
- Еще даже не объявлено!
- Сегодня будет. Договоры готовы, осталось подписать.
- Тебе палец в рот не клади.
- Да-а, я всю руку откушу!
- Интриган!
- Да.
- Авантюрист!
- Да.
- Проходимец!
- Да, милая...
- Гад клыкастый!
- Да-а...
- Волчара!
- Позорный?
- Нет...
Когтистые лапы сомкнулись на тонкой талии. Она прижалась спиной к широкой груди, запрокинула голову, упираясь затылком ему в плечо. Заглянула в светящиеся в полумраке дворцовых покоев глаза. Сопротивляться ему было бесполезно, а от одной этой улыбки хотелось стечь в лужу. Он знал это и улыбался еще шире. "Моя" - думал он. "Наконец-то навечно моя".
- Сейчас войдет Разэнтьер, и...
- Не войдет. У него приказ.
- Интрига-ан...
- А как же. На интригах Империя держится.
Они стояли возле высокого витражного окна, освещенные с одной стороны угасающим светом хмурого дня, с другой - пламенем свечей. Целовались жадно, потом с трудом расцепили руки.
- Пора готовиться к выходу.
- Будь сегодня хозяйкой вечера.
- Как прикажешь, Твое Величество.

@музыка: Мельница - Овечка

@темы: Десмод, с Той стороны

15:41 

Царское

Vae Victus!
Хочу в детство. В мир, где все просто и понятно, делится на черное и белое, плохое и хорошее. Где настроение зависит от количества съеденных за день конфет и интересных мультиков. Где не ввязываешься в политику, замешанную на ведовстве и не преобретаешь врагов потустороннего происхождения только потому, что пишешь фантастику. Где Див твоей жизни не жертвует всем собой ради того, чтобы ты могла когда-то надеть на палец треклятое свадебное кольцо.
Видят боги, я не хочу этой жертвы. Не желаю, пусть даже временной. Но разве Он меня спрашивал? Он все и всегда решает сам, невзирая на то, сколько душ за него переживает - потому что считает, что так будет лучше. Сколько лет он дожидался, пока я войду в возраст, сколько интриг выплел ради того, чтобы в один прекрасный день я назвала его своим мужчиной. И продолжает расшибаться в кровь о наш хищный мир. теперь вот память, личность.
Волче, что же ты...
Мне воистину остается только преклонить перед тобой колени за твое мужество и безграничную верность. Да не будет эта жертва напрасной. ты только дойди, Ден.

Простите мне пафос.

@темы: житие мое, мысли вслух, с Той стороны

17:01 

К Рейю

Vae Victus!
Наконец, после полугода тяжелого забытья, после полугода кошмара ты снова ожил, брат мой, ты ожил! Ты вернулся таким, каким был изначально, мой веселый снисходительный братец, Ты больше не безучастная ледышка, не жестокий тиран, не демон-разрушитель. Ты - это ты, половинка меня, мой воспитатель. Мы снова можем работать вместе, как раньше, а еще а еще маяться дупью множеством новых способов, и это радует!) добро пожаловать домой!

@темы: с Той стороны

14:56 

Рейю

Vae Victus!
Вспомни меня, брат!
Шаг, еще шаг. Еще. Вспомни меня.
Медленно вращается Ось Колеса. Медленно поворачивается бесконечный столб Света и Тьмы. Мы на ступице. Шаг. Шаг. Шаг. Взмах крыл. Посмотри же на меня, узнай! Нет между нами больше Уз, и я вижу в золотых твоих глазах лишь интерес стороннего наблюдателя... как же больно. Я Темная в силу обстоятельств, разведших нас. Ты Светлый. потому что не помнишь боли, выжегшей твой разум...
Но я буду танцевать для тебя.
Танцевать для тебя, старший брат мой, воспитатель и учитель, защитник и друг. И неважно, что нас попытались разорвать. Главное, что мы оба живы, а значит, сможем вернуть былое тепло. Ты сможешь простить мои ошибки, брат? Мой мудрый, мой добрый, верный Рейю...
Шаг, и взмывают руки в танце. Струится невесомый шелк темно-синего платья, Свет и Тьма украшают его замысловатым кружевом. Вальс льется на Ось Колеса и я, крылатая как ты, кружу по рунным узорам вне времени и пространства. Я больше не могу сиять. Но это не значит, что я стала хуже, брат! Пусть вся моя сила уйдет тебе, и ты сможешь стать прежним - а я всегда верну резерв, не бойся... бесконечно кружение вальса... Неужели же оттолкнет тебя то, что сердце мое теперь принадлежит Десмодскому Волку? Каждый из нас в этой истории виноват по-своему...
Прости меня, брат. И прими, как дар, мой танец. Пусть даже от Темной.
Легкое и сильное хиимерье тело скользит вокруг тебя, кружась в танце, иногда задевая тебя шелком Тьмы и Света. Мелодия не кончается, и все ведет, ведет... Я вижу задумчивость в твоих глазах цвета солнца. Родной мой братик, мы столько прошли вместе. Мой путь лежит на Десмод. Но мы ведь одного Клана, верно? Половинка моего сердца всегда останется химерьей. С гордостью понесу я твое Клановое имя рядом с именем мужа, если ты дашь мне его. Драконья Рысь...
Пойдем танцевать, Рейю?

@музыка: Hijo De La Luna

@темы: с Той стороны

09:16 

Vae Victus!
Специально для того, чтобы целенаправленно сходить с ума и выкладывать ВСЮ информацию по Колесу и Троемирью, восстановила брошенный было ЖЖ.
Всех желающих прошу сюда:
kalpany.livejournal.com/16103.html

@темы: мысли вслух, с Той стороны

15:13 

Сказки

Vae Victus!
А эту песню можно счесть нашим девизом!



Миль пардон, не тот код вставила. Вот, теперь правильно!

@темы: с Той стороны

15:06 

Знакомство с Эрис

Vae Victus!
Ну что, кажется, пришло время рассказать о том знаменательном февральском событии, когда мы ухитрились спасти от смерти Самого. написано сие при содействии самой целительницы, героически не испугавшейся Великого и Ужасного))

Часть 1

@темы: с Той стороны

09:05 

Vae Victus!
Царевый мат это страшно. Особенно когда багровеют глаза и поток слов уже превращается в нечленораздельно запикиваемый рык. Фраза "Ты охренел совсем что ли?!" была единственным самым мягким выражением, которое мне позволили услышать, а дальше ментал превратился целиком в поток рева, этакий водопадный гул. Ваэрден на "раздаче слонов" отсутствовал, пытался усыпить меня и отогнать получающего оных слонов вон. нет, воистину, когда белый и пушистый Кот становится белым и злобным... Спасайся кто может.

@темы: мысли вслух, с Той стороны

17:15 

Это сладкое слово "Свобода"...

Vae Victus!
Он стоял один в огромной дворцовой гардеробной перед большим, в рост, зеркалом. и придирчиво разглядывал свой новый облик, склоняя коронованную рогами голову то в одну, то в другую сторону, как птица. Ощущение дорогого шелка по коже было новым, непривычным. А точнее, совсем забытым со времен бурной молодости, когда его царского величества физиономия еще не была серо-зеленой, как сейчас. Телу было приятно, чего греха таить, взгляду - тоже. Из глубины существа подымалось странное щемящее чувство, которого он никогда раньше не испытывал. Как будто от рук и ног отрезали последние ниточки, что еще привязывали его к чему-то старому и неприятному. И он был пьян - не вином, не спиртом, а этим чувством. ни одной лишней складочки, ни одного изъяна - черный, расшитый по обшлагам и лацканам золотом кафтан из тяжелого бархата на шелковой подкладке, темно-серые брюки заправлены в привычные удобные сапоги, затканный шитьем жилет, из-под которого белоснежной пеной выбиваются кружева сорочки, у горла красуется старая золотая брошь. Длинная седая грива схвачена где пришлось тяжелым черненого серебра зажимом... не было нужды только в широкой алой императорской ленте через правое плечо, ибо не посольский прием и не официальный совет.
Не нужно больше непонятно из каких соображений соблюдать этот нелепый грозно-варварский полуголый вид на тайную потеху оппозиции и послам! Он расхохотался и резко крутанулся на каблуках, так что хвост волос хлестнул по плечу а полы кафтана разлетелись крыльями.
- Свободен жить, как хочу! Свободен!..
Он не сорвался в крик, губы лишь прошептали это, прежде чем он вышел вон, чтобы предстать перед гвардией.

@темы: с Той стороны

11:54 

Из жизни Дивной

Vae Victus!
Вопрос дня - скажите на милость, люди добрые, как вытянуть информацию из вампира, который прижимает канал связи в целях высокогосударственных и несмоненно важных, и не хочет отвечать на вопросы, но сам при этом требует написания шыдевра под названием Десмод? и притом написания точного и достоверного, что, несомненно, архиважно его царской милости!
Зато хоть Разь смирился с прозвищем "фуражка" и не обижается. но он же тоже, елки палки, архизанят на госслужбе! Точно фуражка.

@темы: мысли вслух, с Той стороны

12:48 

Танец на Оси

Vae Victus!
Ай вы, Дивы мои хорошие! Мои великие Светлые, мои прекрасные Темные! Государи мои родные, золотоглазые, светоч дневного солнца, сияние ночной луны!
Танец на Оси Колеса - для вас.

Четко отбивают ритм по древним рунам когти ног. Шелковыми полотнами разлетаются крылья, рождают вихри света и тьмы, отрывая их сполохи от бесконечного столба Оси. Руки перебирают бесконечное число вероятностей двух миров, собирая разрозненные кусочки жизней воедино. Под ногами вспыхивает и гаснет пламя. Медленно вращаются громадные бесконечные спицы, словно это танец маленькой крылатой фигурки движет их.
Он сидит чуть поодаль, на краю звездчатой ступицы Колеса, подобрав под себя ноги, в позе внимания и сосредоточения. Серебристый каскад волос льется по алому бархату плаща, увенчанная короной мощных рогов голова чуть склонена. Волчьи глаза на зеленовато-сером чувственном лице следят за танцем пристально и остро. Здесь, где не нужны маски, где сверкает начало всех начал, он - таков, каким должен быть.
Женщина приближается так, словно и не прерывала танца. Шуршит шоколадный шелк платья, крылья ложатся на спину тонким кожистым плащом. Она опускается рядом, позволив себе дружески обнять огромного, не по-человечески красивого мужчину, подлезть под когтистую, затянутую в толстую клепаную кожу перчатки, лапу.
- Ба, да ты совсем теплым стал, дядя! - усмехается она. - Чего доброго, скоро как папенька, засветишься, станешь добро причинять, ласкам подвергать и пользу наносить?
Великий Темный показал в улыбке здоровенные клыки:
- Нет. Ну разве что тебе с твоим светлым. Или этой вредной ведьме непонятной полярности.
- Ой, так уж и "вредной ведьме"...
- Химерья внешность и крылья тебе гораздо больше к лицу, чем то человеческое, что ты носишь.
- Ну, вы согласны подождать еще пару десятков лет? Я еще не проучила кое-кого за шкоды. и не объяснила, что значит быть женатым человеком.
- Да, конечно, - в голосе мелькает ехидство. - Счастливец чешуйчатый.
- Все совершают ошибки, дядя. Ты готов, - трехпалая когтистая лапка подцепляет из воздуха спутанный клубок грязноватых нитей, - избавиться от этого ненужного вороха отработанных вероятностей?
- Вот, теперь я вижу хороший крепкий результат, да.
Оба вздрогнули и повернулись на голос.
К ним шел, мягко ступая когтистыми лапами, Великий Светлый, древний маг.Вокруг его фигуры разливалось легкое золотисто-белое сияние солнечного дня.
- Учитель!
- Папа!
Женщина вскакивает и тут же с радостным визгом кидается Светлому на шею, попав в могучие горячие, как свет летнего полуденного солнца, объятия.
- Я же предупреждал, что доведу тебя до ума, олух, - добродушно и клыкасто рассмеялся Владыка Света. - Рано или поздно, так или иначе, ты занял свое место. А там и третьего вразумим.
Он легонько подтолкнул крылатую лапой.
- Иди, дитя мое. И ничего не бойся, и в твоем будущем все сложится так, как ты пожелаешь. К середине, или к началу исхода весны.
Она кивнула. И сорвалась в танец.
Вначале медленный и размеренный, как речитатив монаха на обедне, он все больше набирал скорость и силу, превращаясь в дикую пляску Сотворения. То твердо стоя на ногах, то кружась и взлетая, то клонясь, как тонкая ива на ветру, Демиург неслась по кругу, свивая узоры пламени в роскошное тонкое кружево оранжево-черных нитей, сжигая прежние нити грязные, оставляя лишь то, что составляло основу покрывавшей Темного Дива ткани Судьбы.
- Живи! Живи, Хранитель Тьмы, Черная опора Равновесия Колеса!
Живи. И да будут долгими и счастливыми дни твои и рода твоего.

@музыка: Мельница - Овечка

@настроение: сотворительное

@темы: с Той стороны

20:50 

Дивь Миров

Vae Victus!
Итак сюда
www.diary.ru/~62j57ziy/
Будет попадать вся правдивая информация по трем смежным мирам Колеса Судьбы - Хэйве, Десмоду и Тиамонду. Всем желающим топать туда!

@темы: с Той стороны

14:58 

Царское здоровье

Vae Victus!
Для отчетности - вампиршество после проведенных Котом насильно и в шесть рук процедур здоров почти полностью. Хандрить и тосковать перестал, сует свой любопытный зеленый нос всюду, куда достанет - в книжки, фильмы, мульты, музеи и тп. Мир людей стал вызывать живейший интерес, чего раньше не особо наблюдалось, отмирание мозга и безумие остановлены. вампирщество откровенно ленится, ест и веселится.
Боюсь, лейтенанты нервно икнут после его возвращения домой...

@темы: с Той стороны

10:48 

Vae Victus!
Только теперь я в полной мере поняла, какая роскошь - крылья. И аватарка Клана Дрейпада это доказывает. Неважно, что они у нее пока неразвиты и из-за этого приземление было крайне неудачным - прямиком на голову Его Вампиршеству (мат был тактично адресован не мне а партнерше на связке) Но царь хоть и не ожидал, был рад видеть, несмотря на опять неодетый вид. Что поделаешь, проецируюсь, как запомнила, в резервуаре она плавает голой. И это к сожалению, пока не преодолевается:confused:
Причем падение не отменило ежедневной лекции с часу до трех ночи. Скоро нервный тик начнется от его методов, ххы О_о. Сама согласилась, чего.

@темы: с Той стороны

20:08 

Сон

Vae Victus!
Бездонное небо. Тёмное, почти фиолетовое. Яростное солнце. Высота и холод. Ветер наотмашь бьёт в лицо, наполняет крылья – где-то там, за спиной. А тело послушно и гибко. И он летит. И под ним земля, на которой кипит бой. Фигурки людей и нелюдей похожи на маленькие игрушки. Кто-то то и дело небрежно сбрызгивает их алой краской, и они падают, ломаясь.
- Райна, крен на левое крыло, стрелы! Остальным держать строй!
Это его голос отдаёт приказы, привычно перекрикивая ветер, его мысль подкрепляет голос, чтобы непременно услышали. А те, кто летит позади него, беспрекословно повинуются его слову. Взмах, ещё, чуть набрать высоту. Он видит, как часть эскадры уходит влево и вниз, потом снова выравнивают полёт. Но это не драконы, а родичи Кота – вон он, белоголовый, маячит на холме под алым знаменем. Повинуясь коротким жестам когтистой лапы, молнии падают с ясного неба прямо на головы врагу.
Позади кто-то мучительно вскрикнул и камнем упал вниз. Пробит тяжёлым дротиком. Оборвалась жизнь собрата, резанула по сердцу болью. Но быстрее, быстрее, нужно сделать, что задумано! Чуть шевельнуть крылом, заложить широкий вираж. Тело лёгкое, как пёрышко, его несут годы упорных тренировок и внутренняя магия.
- Райна, Ливелин, залп по правому флангу! Остальные за мной!
Хлопают крылья, эскадра разделяется. Два отряда начинают кружить, в их руках коротко вспыхивают глядкие стержни с кристаллами в навершиях, тонкие лучи косят маленькие игрушки на земле, обращают в пепел. Но он этого уже не видит, его цель там, впереди, маячит, манит… И в руках вместо стержня тяжёлое чёрное копье с длинным двойным лезвием. Где-то там, внизу, ощутимо волнуется за него Кот. Но молнии бьют, бьют... Летят стрелы и дротики. Одна больно ударяет в оплечье, отскакивает. Но это только больше злит. Копьё наизготовку. Почти сложить крылья. И, оскалясь во все клыки, с утробным звериным рыком рухнуть прямо туда, к цели под тихое шипение смертоносных лучей. Блестящее стальное острие с влажным хрустом пробивает чью-то плоть…

@темы: с Той стороны

10:13 

Vae Victus!
Право, такие сны стоит записывать.

А на Хэйве лето... не знаю, может, это просто южный регион какой. Но главное, что я оказалась на сладко пахнущем лугу, заполненном цветущим разнотравьем, метелками полевых цветов и каких-то трав, высоченными кустами ягод и вообще разнообразной травянистой зеленью, мягкой-мягкой, на которой одно удовольствие валяться. Светит солнце, и мне жутко лень открывать глаза, запахи навевают сонную одурь. Головой я лежу на коленях князя, а он надо мной нависает аки скала и... ягодой кормит. С когтя. Развлекается так. А я все равно глаз не открываю, мне лень. Ягоду ем, знаю что она красная и сладкая, по вкусу похожа на землянику... Идиллия.
Хорошо так, что всю жизнь бы... так ведь нет, взяло и пришло утро, пришлось проснуться.

@настроение: мирное

@темы: с Той стороны

Дивье логово

главная